PostHunt.net

Интересное
Loading...

Охрана генсеку не указ. Часть V

Охрана генсеку не указ. Часть V

Как это чаще всего и случалось в российской истории, наибольшая опасность для первого лица исходит не от каких-то злоумышленников-одиночек, а от своего же окружения. В августе 1991 года во время путча среди «заговорщиков» окажутся и начальник 9-го Управления Юрий Сергеевич Плеханов, и его первый заместитель Вячеслав Владимирович Генералов. Почему «заговорщики» в кавычках? Время расставило все по своим местам. Оба генерала реабилитированы.

По «делу ГКЧП» через три года Юрий Сергеевич был амнистирован, а реабилитирован в день своей смерти 10 июля 2002 года президентом России Владимиром Путиным. Ему были возвращены все награды и звание. Но он этого не узнал…

Уж кто-кто, а руководство «девятки» было гораздо лучше президента информировано о реальном состоянии дел в стране. Как отмечает Дмитрий Фонарев, Горбачев просто не хотел слышать о «негативных сигналах с мест». В оперативных справках объемом в три-четыре печатных листа для членов Политбюро ЦК КПСС, которые готовились в «девятке», «тревожные» новости были на последних страницах. На их прочтение у некоторых охраняемых порой просто не хватало ни времени, ни терпения. Да и желания анализировать реальность не хватало тоже.

Обратим внимание, что даже при своей приближенности к генеральному секретарю ЦК КПСС начальник 9-го Управления оставался подчиненным председателя КГБ СССР Владимира Александровича Крючкова. Формально именно Владимир Крючков был напрямую подчинен Михаилу Горбачеву и имел прямой доступ ко всем членам Политбюро ЦК и членам правительства. Именно он как руководитель госбезопасности был в курсе всего происходящего и, исполняя свои обязанности, своевременно информировал руководство страны. По мнению Дмитрия Фонарева, отъезд Горбачева в отпуск во время, когда страна буквально бурлила в котле противоречий, — это не просто беспечность, а уже чиновничья позиция.

ГКЧП ведь возник далеко не на пустом месте. В июне 1991 года на сессии Верховного совета СССР Владимир Александрович Крючков, который, как и Юрий Плеханов, был воспитанником и ставленником на пост председателя КГБ СССР Юрия Андропова, выступил с речью об «агентах влияния» и присоединился к требованию премьера Валентина Павлова о предоставлении Кабинету министров СССР «чрезвычайных полномочий». Крючков имел оперативные разработки на двух членов Политбюро, но, когда он положил эти документы на стол Горбачеву, тот распорядился прекратить подобную работу. Он не мог поверить в объективность профессиональной работы чекистов. Об этом эпизоде уже в начале 1990-х Владимир Александрович сам рассказал в телеинтервью программе «600 секунд». Поэтому Валентин Павлов и просил чрезвычайные полномочия для Совета министров, так как Совмину формально подчинялся министр обороны СССР.

Юрий Плеханов отвечает на вопросы в зале Верховного суда.

Юрий Плеханов отвечает на вопросы в зале Верховного суда. Фото: Юрий Абрамочкин / РИА Новости

Скорее всего, Владимир Крючков имел информацию именно о сути переговоров президента РСФСР Бориса Ельцина с руководителями пока еще союзных республик о «децентрализации» страны. Амбиции Бориса Ельцина были очевидны, и рост его влияния на ситуацию нарастал. Противодействовать этому нужно было решительно и очень быстро.

На 20 августа 1991 года Горбачевым было намечено подписание Союзного договора. Вероятно, он не думал о том, что главы республик будут только рады подписаться под идеей, которая приведет к развалу страны, а не к ее консолидации. Ведь для них сладкое слово «независимость» означало личную безграничную власть. Местные царьки путем простого росчерка пера становились царями. Всего через несколько месяцев эти устремления окончательно подтвердит соглашение в Беловежской пуще….

Но и до того цели местных элит были хорошо понятны здравомыслящим людям в руководстве СССР. Вполне наглядным примером служил процесс обретения независимости прибалтийскими республиками. Так, 11 марта 1990 года провозглашает независимость Литва, 4 мая декларацию о восстановлении независимости принимает Латвия, 8 мая Эстонская ССР переименовывается в Эстонскую Республику. 12 января 1991 года Ельцин подписывает в Таллине договор «Об основах межгосударственных отношений РСФСР и Эстонской Республики». На момент путча СССР еще не признал независимость республик Прибалтики, это произойдет чуть позже, но развал государства уже начался.

Чтобы противодействовать «децентрализации», те самые здравомыслящие люди из высших эшелонов власти и создали форму ГКЧП, снарядив делегацию к наслаждавшемуся отдыхом главе государства. И председатель КГБ, и руководство 9-го Управления присоединились к людям, не желавшим развала Союза. Будучи не просто патриотами, а профессиональными офицерами госбезопасности, дававшими присягу своей Родине, они не могли позволить пустить страну под откос. Ну а Горбачев, как считает наш эксперт Дмитрий Фонарев, когда понял, что происходит, просто «ушел в себя» и ждал, «куда все вывернется».

Впрочем, сколько людей, столько и мнений. Каждый, кто принимал участие и в «форосском сидении», и в «форосском вояже», имеет свою точку зрения по поводу тогдашних событий. При этом есть детали, которые не архивируются, а передаются только на словах и только тем, кому доверяет рассказчик-очевидец. Полная картина может быть восстановлена только при детальном изучении всех версий. Свою версию событий на объекте 9-го Управления КГБ СССР «Заря» выездная охрана Горбачева по его указанию озвучила тележурналистам.

Итак, 19 августа президент собирался вылететь в Москву, поскольку на 20-е было намечено подписание Союзного договора. По словам Медведева, при Горбачеве было заведено, что, когда он возвращался откуда-либо в столицу, за ним обязательно прилетал кто-то из руководителей московской «девятки».

Охрана Михаила Горбачева во время встречи в аэропорту в Москве после возвращения с Фороса.

Охрана Михаила Горбачева во время встречи в аэропорту в Москве после возвращения с Фороса. Фото: Юрий Лизунов / Фотохроника ТАСС

И вот 18 августа в Форос прибыли Юрий Сергеевич Плеханов и его заместитель Вячеслав Владимирович Генералов. Только на этот раз не одни: к Горбачеву прилетела целая делегация. Это были люди из ближайшего окружения президента: заведующий отделом оргпартработы Олег Шенин, секретарь ЦК КПСС Олег Бакланов, начальник аппарата президента Валерий Болдин, замминистра обороны СССР генерал-лейтенант Валентин Варенников. Они посовещались с Горбачевым, затем Юрий Плеханов сообщил Владимиру Медведеву, что президент продолжит свой отдых в Форосе, а самому Медведеву приказал лететь в Москву. Вот как этот эпизод описан в книге «Человек за спиной»:

«Теперь с моей стороны речь шла об элементарной воинской дисциплине.

— Это приказ? — спросил я.

— Да! — ответил Плеханов.

— Вы меня отстраняете? За что?

— Все делается по согласованию.

— Давайте письменный приказ, иначе не полечу. Дело серьезное, вы завтра откажетесь, а я как буду выглядеть?

Плеханов взял лист бумаги, ручку, сел писать».

Медведеву дали «три минуты на сборы».

Далее он пишет: «Мои начальники хорошо понимали, что оставить меня на даче нельзя, на сговор с ними я бы никогда не пошел, продолжал бы служить президенту верой и правдой, как это было всегда».

Вот так глава «девятки» выступил практически против охраняемого государством лица, а прикрепленный к Горбачеву начальник охраны, который мог взять ситуацию под контроль и организовать отправку президента в Москву, оказался в мгновение ока отстранен от дел.

Охранный «треугольник»

Стороннему взгляду такое развитие событий может показаться из ряда вон выходящим. Но для тех, кто имеет отношение к личной охране, ситуация вполне понятна, если не сказать стандартна.

Любой руководитель страны берется под охрану по решению государства и за государственный счет. Решением руководства госохраны назначаются на должности ответственные за обеспечение личной безопасности лица. Руководители подразделений назначают исполнителей планов охраны — прикрепленных и так далее по структурной иерархии. При этом сохраняется руководящий принцип прямого подчинения.

Но исторически все начальники охраны (старшие офицеры-прикрепленные) руководителей нашей страны, как бы она ни называлась, всегда выполняли порученную им государством работу в интересах охраняемого лица. Такова психология профессионалов, которые ежеминутно отвечают за все, что происходит с доверившим им свою безопасность человеком. И так будет всегда, по-другому работать в должности прикрепленного просто нельзя. Под вопросом остается только ситуация, когда действия охраняемого лица будут явно и однозначно угрожать безопасности страны.

А вот руководители системы госохраны, если они профессиональны, всегда будут работать исключительно на государство, которое оказало им Доверие (именно так, с большой буквы), назначив на столь важную должность.

В этом и заключается вечное противоречие между отношениями в треугольнике охраняемое лицо — руководитель системы — прикрепленный.

Михаил Сергеевич с Раисой Максимовной в эти психологические тонкости не вникали. Вероятно, они воспринимали свою группу охраны как вооруженную универсальную обслугу за государственный счет. Понимая, для чего эта охрана им нужна, они не утруждали себя разграничением сферы частных интересов и интересов государственных.

Поэтому вполне закономерно, что, не найдя на привычном месте у себя в главном доме «Зари» начальника собственной охраны Владимира Медведева, Горбачев тут же счел его «предателем» и по прилете в Москву даже не пустил в свой автомобиль. Начальником охраны Горбачева стал заместитель генерал-майора Медведева майор Валерий Пестов, а его первым заместителем Олег Климов.

«Оторвавшийся от реального мира глава государства даже не задумывался о том, что его прикрепленный не является и никогда не являлся его собственностью, — отмечает Дмитрий Фонарев. — Безупречно профессиональный офицер личной охраны Владимир Медведев по сути гораздо лучше, чем чета Горбачевых, вместе взятая, разбирался в кремлевской (и не только) жизни. И поступил так, как и положено офицеру КГБ СССР, а не слуге вельможного правителя».

Нет системы безопасности — нет и государства

Служба охраны КГБ СССР, организованная на основе упраздненного 9-го управления, сопровождает президента 1991 Год.

Служба охраны КГБ СССР, организованная на основе упраздненного 9-го
 управления, сопровождает президента 1991 Год. Фото: Николая Малышева 
/Фотохроника ТАСС

Можно сказать, что к концу августа 1991 года судьба «девятки», да и всего КГБ была практически решена. Причем «дело ГКЧП» стало здесь не главной причиной, а скорее, лишь последним звеном в целой цепочке процессов, происходивших в те годы в высших эшелонах советской политики.

29 мая 1990 года Борис Ельцин был избран председателем Верховного совета РСФСР и занял кабинет в Белом доме на берегу Москвы-реки. Его деятельность была направлена на обособление полномочий РСФСР в составе СССР, что ярко подтверждает принятая съездом и подписанная Ельциным уже 12 июня 1990 года «Декларация о государственном суверенитете РСФСР». Этот документ резко повысил влияние Бориса Николаевича на политическом олимпе СССР. Ну а события августовского путча еще больше усилили его роль.

Поэтому сразу же по возвращении из Фороса в Кремль Михаил Горбачев задумался о реформировании системы личной охраны. По его замыслу, новая структура должна была входить в аппарат президента СССР. А внутри нее должно было быть два управления, отвечавших за безопасность ключевых на тот момент государственных деятелей — президента СССР Горбачева и председателя Верховного совета РСФСР Ельцина.

И вот уже 31 августа 1991 года 9-е Управление было переименовано в Управление охраны при аппарате президента СССР и, согласно названию, подчинено лично Горбачеву. С 31 августа по 14 декабря 1991 года начальником этого управления был 54-летний полковник Владимир Степанович Редкобородый, ранее уже упоминавшийся в публикациях этой серии, а его первыми заместителями стали начальник личной охраны президента СССР Валерий Пестов и начальник охраны председателя Верховного совета РСФСР Александр Коржаков.

Затем началось печально известное «реформирование» КГБ. После ареста членов ГКЧП события разворачивались стремительно. Почувствовавший свою силу Борис Ельцин навязал Горбачеву своего человека на должность председателя КГБ пока еще СССР, и 23 августа госбезопасность возглавил Вадим Бакатин. В своих мемуарах Борис Ельцин не скрывал, что «… этот человек должен был разрушить эту страшную систему подавления, которая сохранялась еще со сталинских времен». Что Вадим Викторович с успехом и осуществил.

Впоследствии он писал о семи принципах «реформирования» КГБ, основными из которых были «дезинтеграция» и «децентрализация». А в качестве последнего «принципа» значилось «ненанесение ущерба безопасности страны». Очевидно, что все «ельцинско-бакатинские» принципы в отношении системы госбезопасности были взаимоисключающими. Профессиональные офицеры безопасности знают, что при реформировании любого системного оперативного подразделения на период нового становления его эффективность снижается на треть. Ну а когда нет системы безопасности, нет и государства. Что со всей убедительностью и показали дальнейшие события…

3 декабря 1991 года Горбачев упраздняет КГБ СССР. Полномочия госбезопасности сохраняют республиканские комитеты безопасности. 8 декабря после подписания 11 главами союзных республик Беловежского соглашения Советский Союз прекратил свое существование, а 25 декабря Михаил Горбачев сложил с себя президентские полномочия.

О том, как была организована охрана первых лиц страны в ельцинскую эпоху, мы поговорим в следующей публикации этой серии.

Источник новости

Опубликовано: 10.12.15 14:35 | Просмотров: 1488 | [ + ]   [ - ]   |
загрузка...
Рекомендуем
© 2019 При перепечатке или копировании материалов активная ссылка на PostHunt.Net обязательна! Администрация может не разделять точку зрения авторов статей и ответственности за содержание материалов не несет. Яндекс.Метрика