PostHunt.net

Интересное
Loading...

Охрана генсеку не указ. Часть IV

Охрана генсеку не указ. Часть IV

Как Михаил Горбачев остался без преданных ему людей. Всего через два месяца после неприятных событий в Японии произошел еще один достаточно серьезный с точки зрения оперативного обеспечения безопасности инцидент. На этот раз в Швеции, во время однодневного визита Горбачева (уже президента СССР и пока еще генсека КПСС) по случаю вручения ему Нобелевской премии мира. В конце выступления Михаила Сергеевича к сцене подошла женщина с букетом цветов. Охрана президента вежливо остановила ее. Поняв, что к выступающему ее не пропустят, женщина стала осыпать его проклятиями, из зала ее поддержал мужской голос. Мужчину и женщину задержали шведские спецслужбы.

Эта вся информация, ставшая общественным достоянием. За сценой происходящего разыгрывался совершенно другой «спектакль», и начался он более чем за год до визита усилиями западных спецслужб. При помощи спецтехнологий был подобран и должным образом «обработан» двойник одного из служащих скандинавского направления МИД СССР.

Лишь спустя десять лет суть произошедшего разъяснил Георгий Георгиевич Рогозин (с 1988 по 1992 годы работал в Институте проблем безопасности, затем стал начальником Службы безопасности президента РФ Б.Н. Ельцина). Непосредственно из Москвы через заместителя Юрия Сергеевича Плеханова генерал-майора Вениамина Владимировича Максенкова Георгий Рогозин по спецсвязи предупредил прикрепленного Горбачева Бориса Голенцова о реально готовящемся покушении на советского лидера. Это был первый случай, когда «девятка» имела дело с новыми психофизическими технологиями. Подробные сведения об этой истории есть в архивах НАСТ России.

В СССР общение Горбачева с народом тоже не обходилось без происшествий. К началу 1990-х многие люди уже разочаровались в его политике, на фоне дефицита и кровавых столкновений в ряде союзных республик недовольство нарастало. В Киеве Горбачев по своему обыкновению неожиданно для охраны остановил машину, вышел из нее и начал произносить традиционную речь. Вдруг откуда-то из толпы в его сторону полетел кейс. Офицер выездной охраны Андрей Беликов перехватил предмет и закрыл кейс своим телом. К счастью, это была не взрывчатка: в кейсе лежала очередная жалоба. Руководство КГБ СССР наградило Беликова ценным подарком.

Различных инцидентов за время нахождения Михаила Горбачева у власти было предостаточно, но тщательно спланированное реальное покушение на его жизнь случилось 7 ноября 1990 года, во время демонстрации на Красной площади.

План охраны торжественных мероприятий на Красной площади — это особо интересный и, пожалуй, старейший полный документ со времен Иосифа Сталина. Он представлял собой увесистую папку и к 1990 году, учитывая все дополнения и уточнения, особенно в пункте действия по тревогам, насчитывал более чем 150 страниц. И в этот день он сработал, как часы на Спасской башне.

Дмитрий Язов (слева), Михаил Горбачев (в центре), Николай Рыжков (справа) на параде, 1990 год.

Дмитрий Язов (слева), Михаил Горбачев (в центре), Николай Рыжков (справа) на параде, 1990 год. Фото: Юрий Абрамочкин/РИА Новости

В отличие от майской, ноябрьская демонстрация трудящихся начиналась сразу же после военного парада. Если присмотреться внимательно к проходящей по Красной площади восторженной массе людей, то можно увидеть, что они движутся организованными колоннами. Так вот, организовывали эти колонны сотрудники «девятки» совместно с приданными ей силами. При этом офицеры и сотрудники охраны выдвигались заранее обусловленным порядком вместе с демонстрантами от Исторического проезда, задавая, таким образом, направление их движению. Когда головная шеренга трудящихся заканчивала свой путь на Васильевском спуске, идущие вместе с ними сотрудники «девятки» (строго в штатском) останавливались еще у трибун Мавзолея. Так и образовывались те самые коридоры, которые можно увидеть в телевизионной хронике тех лет.

План охраны предусматривал, что при образовании коридоров центральные места в них — напротив Мавзолея Ленина — занимали офицеры — сотрудники «девятки». Всего коридоров было шесть, и в ближних трех из них имели свои посты именно профессиональные офицеры безопасности. Приданные силы образовывали продолжение коридоров.

Стоявший в четвертом коридоре напротив Мавзолея старший сержант милиции Мыльников вдруг увидел, как проходящий демонстрант достает из-под полы пальто двуствольный обрез и наводит его в сторону трибуны Мавзолея. Милиционер среагировал мгновенно: он блокировал руку злоумышленника, схватил стволы и рванул их вверх, а затем и вырвал оружие. Выстрелы прозвучали. На помощь Мыльникову подбежали офицеры «девятки» из ближних коридоров. Еще через мгновение стрелявший буквально «поплыл» на руках охраны в сторону центрального входа в ГУМ. Именно туда, согласно плану охраны, должны были эвакуироваться подобные «персонажи».

Террористом-одиночкой оказался младший научный сотрудник Научно-исследовательского института кибернетики Александр Шмонов. При обыске у него нашли записку, в которой он на случай своей смерти сообщал, что собирался убить президента СССР. Результаты теракта могли быть серьезными, поскольку стрелявший стоял прямо напротив трибуны Мавзолея, всего в 46 метрах от нее, а ружье было хорошо пристреляно. Из такого можно было со 150 метров уложить лося наповал. На допросе террорист заявил, что обвиняет Горбачева в захвате власти без согласия народа, а также в гибели людей в Тбилиси 9 апреля 1989 года и в Баку 20 января 1990-го.

История эта чем-то схожа с покушением Ильина на жизнь Брежнева в 1969 году. Мотивы у них были примерно одинаковые. Шмонов, как и Ильин, оказался психически болен. В обоих случаях действовали террористы-одиночки, и обоих удалось обезвредить благодаря профессионализму сотрудников «девятки». Это достигалось за счет неукоснительного выполнения всеми подразделениями фундаментальных положений плановой подготовки личного состава управления силами отдела службы и боевой подготовки. За этот отдел после покушения на Брежнева с 22 августа 1969 года отвечал Леонид Андреевич Степин. 6 ноября 1942 года Леонид Степин, тогда еще сержант, отражая нападение на автомобиль Анастаса Микояна при выезде из Спасских ворот Кремля, получил тяжелое ранение в ногу. За этот эпизод он был награжден орденом Красного Знамени.

Был, правда, во время правления Горбачева и еще один инцидент с обрезом, но уже, скорее, из серии курьезов. Как вспоминал начальник 1-го отдела 9-го Управления КГБ СССР Виктор Васильевич Алейников, в Красноярске во время традиционного общения лидера с народом Михаил Владимирович Титков увидел в толпе мужчину с обрезом под одеждой. Его задержали, но оказалось, что он никакой не террорист, а обычный охотник, который, возвращаясь из леса, увидел толпу и решил посмотреть, что происходит. После разбирательства мужчину отпустили, взяв с него обещание по городу с ружьем больше не расхаживать.

Источник новости

Опубликовано: 08.12.15 13:14 | Просмотров: 1002 | [ + ]   [ - ]   |
загрузка...
Рекомендуем
© 2019 При перепечатке или копировании материалов активная ссылка на PostHunt.Net обязательна! Администрация может не разделять точку зрения авторов статей и ответственности за содержание материалов не несет. Яндекс.Метрика