PostHunt.net

Интересное
Loading...

Охрана генсеку не указ. Часть II

Охрана генсеку не указ. Часть II

В своей книге «Человек за спиной» Владимир Медведев отмечал, что, работая у Брежнева и выполняя порой не свойственные начальнику охраны функции, он все же никогда «не чувствовал себя слугой» и был убежден, что «телохранитель — профессия во многом и семейная». При супругах Горбачевых ему пришлось столкнуться с «высокомерной отчужденностью, скрытностью и внезапными всплески резкости Его» и «барственными прихотями и капризами Ее».

Как рассказывал старейший сотрудник государственной охраны, полковник в отставке Виктор Кузовлев, нелегко приходилось и Юрию Сергеевичу Плеханову: «По всяким — даже пустяковым — вопросам Раиса Максимовна взяла за правило звонить начальнику 9-го Управления Плеханову. Она постоянно требовала к себе его повышенного внимания, не считаясь с его положением. Все это его больно ранило. Он не раз просил перевести его на другой участок работы, но Горбачев отказывал, заявляя, что полностью ему доверяет и желает, чтобы службой безопасности его семьи и семей всех других руководителей руководил именно он».

За всю историю Советского государства не было принято, чтобы жены лидеров вмешивались в государственные дела. В семье Горбачевых эта традиция продолжения не обрела.

По словам Владимира Медведева, одной из непривычных и неприятных обязанностей, которые были возложены на него при Горбачеве, оказался набор обслуживающего персонала. Неприятных — потому что начальник охраны постоянно оказывался втянутым в конфликты первой леди СССР с поварами, горничными, работниками госдачи и другим обслуживающим персоналом.

Как отмечал Владимир Тимофеевич, Раиса Максимовна считала, что хорошие работники не имеют права болеть. На попытки начальника охраны возразить, что они живые люди и разное может случиться, она отвечала: «Не надо, Владимир Тимофеевич, меня ваше мнение не интересует». Однажды на дачном отдыхе в Крыму он отпустил двух работниц за школьными тетрадками для детей: в Москву они должны были вернуться к 1 сентября, и другой возможности подготовить ребятишек к школе у них просто не имелось. Узнав об этом, Раиса Максимовна устроила разнос всему обслуживающему персоналу, нажаловалась и мужу, который отчитал своего начальника охраны.

Вячеслав Михайлович Семкин, комендант группы охраны, по традиции работавший с супругой охраняемого лица и практически выполнявший функции прикрепленного Раисы Горбачевой, вспоминал такой эпизод:

«В 1988 году Горбачев поехал с визитом в Австрию. Охране было поручено проверить дом, в котором будут жить Михаил Сергеевич с супругой. Я вышел на балкон и увидел, что буквально все окна соседнего дома уставлены фотокамерами. Что делать — звонить куда-то? Нет, решаем все сами, и на месте. Я приказал заложить окна, чтобы не дать возможность фотографировать их в доме. Окна заложили, выход на балкон завесили драпом. Приехала Раиса Максимовна, я стал показывать дом, и она захотела выйти на балкон. И тут я сказал: туда, мол, нельзя. Ну и в ответ, конечно, услышал: «Кому нельзя?! Мне везде можно».

Вячеславу Семкину этот разговор чуть не стоил должности…

Впрочем, нельзя сказать, что взаимоотношения между четой Горбачевых и сотрудниками их охраны складывались однозначно плохо. Тот же Владимир Медведев вспоминал, что в некоторых вопросах и Раиса Максимовна, и Михаил Сергеевич были очень внимательны: например, никогда не забывали поздравить его и его жену с днями рождения. А с теми офицерами охраны, которые «научились» работать с ними, супруги Горбачевы соблюдали дистанцию, держались ровно.

Конечно, более всего доставалось Владимиру Тимофеевичу и Юрию Сергеевичу. Но это естественная ситуация, так как любые вопросы обеспечения безопасности, комфорта, отдыха, лечения и иных сфер личной жизни входили в обязанности руководства группы охраны и, естественно, 9-го Управления.

По мнению офицеров «девятки», основная проблема заключалась в том, что главный охраняемый страны не считал нужным принимать во внимание реальные обстоятельства всего происходящего вокруг и тем более выполнять разумные, а порой и крайне необходимые для него рекомендации группы охраны. Особенно это касалось зарубежных поездок, по числу которых Михаил Сергеевич стал абсолютным рекордсменом среди советских лидеров.

Он был у власти всего шесть лет — сначала только как партийный лидер, а в марте 1990 года он занял также новую и для себя, и для страны должность президента СССР, на которую его избрал III внеочередной Съезд народных депутатов. За это короткое время Михаил Горбачев успел нанести несколько десятков визитов в 26 стран мира. В общей же сложности он провел в зарубежных командировках почти полгода.

Раиса Горбачева в окружении охранников во время прогулки по Нью-Йорку. Фото: Юрий Абрамочкин / РИА Новости

Несерьезные игры

По воспоминаниям Владимира Медведева, поездкам Горбачева за границу предшествовала огромная подготовительная работа. Сначала на место намеченного визита отправлялась группа из протокольных отделов аппарата президента и МИДа. Затем, за две-три недели до отбытия вылетала другая группа, куда входила и охрана, готовившая пребывание. За час-полтора до основного вылета отправляли еще один самолет — с питанием, сопровождавшими лицами, другой охраной. Отдельным самолетом доставляли основную машину Горбачева и машины прикрытия.

Так же, как и в свое время Никита Хрущев, Михаил Сергеевич любил общаться с народом. Это неудивительно: ему необходимо было показать всему миру свои демократические устремления. В этом не было чего-то из ряда вон выходящего: так же поступали лидеры западных стран.

Однако у тех же американцев было заведено: если первое лицо собирается «пойти в народ», оно должно заранее предупредить сотрудников охраны о том, что в ходе поездки будут мероприятия с участием большого количества людей. Благодаря этому охрана получала возможность выработать детально продуманный маршрут, четко запланировать все встречи «с народом» — где, во сколько, на какое время и т.д.

«А у нас президент выходил из машины там, где заблагорассудится его жене, — вспоминал Владимир Медведев. — Внушить ему, что это ни на что не похоже, не получалось: «Это что же, охрана будет учить генсека? Не бывать этому, не бывать!» В итоге ситуации получались безобразные, возникали давка, аварийные ситуации, люди получали синяки и ушибы».

По словам Медведева, Михаил Сергеевич говорил: «Я занимаюсь своим делом, а вы занимайтесь своим. Это для вас хорошая школа».

Из-за такого отношения Горбачева к вопросам охраны постоянно возникали сложные ситуации, и некоторые его экспромты с «выходами к народу» могли бы закончиться весьма плачевно. Если в СССР эта особенность просчитывалась и на случай подобных «неожиданностей» наряд резерва всегда был усиленным и по количеству офицеров, и по времени заступления на посты, то за границей такие решения Михаила Сергеевича понимания у зарубежных коллег не встречали. Прежде всего, ими были неприятно удивлены агенты американской Секретной службы.

«Во время визита в США, — пишет Владимир Медведев, — на одной из улиц Горбачева прикрывал американский охранник. Он просто навис над ним, закрыв его своим телом. Люди тянулись к советскому лидеру со всех сторон и получали в ответ резкие удары по рукам. Охранник буквально развернул нашего президента и стал подталкивать к машине. Когда мы вернулись в резиденцию, он показал мне, что весь мокрый, и через переводчика сказал: "Это очень несерьезные игры"».

Еще в 1985 году во время визита во Францию неожиданно для службы безопасности супруги Горбачевы решили выйти из машины на площади Бастилии. Публика, встретившая их там, была совсем не похожа на бомонд. Наоборот, это была «вершина парижского дна»: клошары, бездомные, безработные, наркоманы… Увидев богато одетых мужчину и женщину, вышедших из шикарного лимузина, вся эта братия ринулась вперед в надежде чем-нибудь поживиться. Началась давка, личная охрана Горбачева не имела в толпе возможностей для каких-либо быстрых действий. Как назло, в этот момент на площади оказались телевизионщики, немедленно начавшие снимать весь этот бардак. Кое-как сотрудникам охраны удалось подогнать лимузин и увезти Горбачева с площади. Но и это не помогло: буквально через какую-то сотню метров он… снова приказал остановиться со словами: «Я сделал ход, обманул корреспондентов». Толпа снова ринулась к нему, и охране вновь пришлось несладко…

Генеральный секретарь ЦК КПСС 
Михаил Горбачев (в машине справа) знакомится с продукцией автомобильного
 завода "Пежо" во время официального визита во Францию. Фото: РИА 
Новости

Изрядно пощекотал нервы охране и инцидент, произошедший во время визита Горбачева в Японию в апреле 1991 года. Поскольку одной из тем переговоров были Курильские острова, общественное мнение было крайне взбудоражено. В такой обстановке охранные меры требовалось усилить.

Перед поездкой посол Японии в СССР направил к Медведеву двух сотрудников японской службы безопасности. Они потребовали, чтобы охрана Горбачева уговорила его не выходить из машины там, где это не предусмотрено программой. Услышав, что сотрудники охраны советского лидера не могут на него повлиять, японцы были страшно удивлены: как шеф может капризничать, когда речь идет о его же безопасности?! Они настаивали на том, чтобы советские коллеги пошли и доложили о требовании японской стороны Горбачеву.

«Никуда мы, конечно, не пошли, — вспоминает Владимир Медведев, — и даже потом разговор этот Горбачеву не передали: бесполезно. Японцы крепко разнервничались… Дальше все пошло по заведенному беспорядку. Проезжая по улицам японской столицы, Раиса Максимовна предложила выйти из машины».

Прохожие тут же бросились к президентской чете и окружили ее. Японская молодежь скандировала враждебные лозунги, требовала возвращения Курильских островов. Обстановка была очень накаленная. Охране советского лидера с огромным трудом удалось образовать коридор, чтобы Михаил Сергеевич с супругой могли двигаться по улице.

Глава СССР и его супруга не пострадали, но сопровождавший советскую делегацию японский посол был крайней раздражен. В самом деле, как заметил Владимир Медведев, ситуация получилась некрасивая, а «с точки зрения безопасности — просто безобразная». Неудивительно, что об этом случае старались не писать в газетах — ни в советских, ни в японских.

На самом деле положение осложнилось еще и тем, что офицеры выездной охраны руководителя нашей страны были… без оружия — по японским законам оно подлежало сдаче на хранение при пересечении границы. Прикрепленные, впрочем, оружие имели. Это была заслуга руководства «девятки», которое при подготовке визита и переговорах с японскими коллегами аргументировало свою позицию тем, что агентам Секретной службы США японцы разрешали находиться в их стране с оружием. Компромисс по этому вопросу был найден. Тайной остался лишь последний аргумент чекистов. Что будет, если японцы не пойдут на соглашение? Состоится визит или нет? Это ведь не мидовский протокол, это вопросы безопасности. И это только маленький штрих к теме профессионализма той системы, которая называлась «девяткой».

Источник новости

Опубликовано: 05.12.15 15:20 | Просмотров: 1294 | [ + ]   [ - ]   |
загрузка...
Рекомендуем
© 2019 При перепечатке или копировании материалов активная ссылка на PostHunt.Net обязательна! Администрация может не разделять точку зрения авторов статей и ответственности за содержание материалов не несет. Яндекс.Метрика