PostHunt.net

Интересное
Loading...

На смену «девятке». Часть V

На смену «девятке». Часть V

24 июля 1995 начальник ГУО Михаил Барсуков возглавил ФСБ России. Его бывшую должность принял Юрий Васильевич Крапивин. В 9-м Управлении КГБ СССР, пройдя «традиционный» путь офицера охраны, Юрий Васильевич возглавлял комендатуру Большого Кремлевского дворца, а потом был избран секретарем партийной организации управления. Нужно понимать, что в то время это был практически «неофициальный» заместитель начальника управления.

19 июня 1996 года ГУО была переформирована и переименована в ФСО (Федеральную службу охраны) Российской Федерации. Руководящий пост сохранялся за Юрием Крапивиным до 7 мая 2000 года. С 18 мая 2000 года этот пост бессменно занимает Евгений Алексеевич Муров. 27 ноября 2001 года его должность стала называться директор ФСО РФ, и это название сохранилось по настоящее время.

 При всей любви Александра Коржакова к аббревиатуре ГУО идея формирования Федеральной службы охраны принадлежала именно ему. По сути, просто пришло время системной формализации. Смысл преобразования был в том, чтобы, во-первых, придать растущей качественно и количественно охране статус федеральной спецслужбы. Во-вторых, ситуация складывалась таким образом, что у губернаторов и, по меткому выражению Александра Коржакова, «мини-президентов» буквально «волею времен» образовывалась своя охрана. Идея ФСО была с восторгом принята региональным руководством страны. Установленные руководителем региона лица проходили подготовку и аттестовывались уже как офицеры ФСО России. Сама структура получала «опорные точки» во всех без исключения регионах.

В-третьих, возникла серьезная необходимость официально разграничить статус и правовую основу деятельности многочисленных охранных подразделений, по сути мобильных частных армий, создаваемых по всей стране стремительно восходящими и алчущими личной власти олигархами.

Только очень беспечный предприниматель или политик в то время не окружал себя телохранителями, и самым опасным было то, что государство о них знало, но никто не собирался их контролировать. Если пристально взглянуть на историю отечественной частной охраны, то можно заметить, что как раз в это время из рыночного оборота был изъят термин «телохранитель». Поставить на место частные спецподразделения богатых персон, возомнивших себя хозяевами страны, пришлось ГУО, хотя это не было его прямой функцией. Как отмечает Александр Коржаков, спецподразделения Березовского, охранная структура группы «Мост» Гусинского и других «героев того времени» представляли реальную угрозу и не только для конкурентов, но и для СБП, а соответственно, и самого президента, если бы им хозяевами был отдан приказ уничтожить руководителя страны.

По мнению Коржакова, знаменитая показательная акция 2 декабря 1994 года СБП против вооруженной охраны магната Владимира Гусинского, открывшей стрельбу по автомашине СБП у стен московской мэрии, получила могучий резонанс в стране и послужила серьезным сигналом олигархам о том, кто в стране хозяин. А в прессе это весьма серьезное с точки зрения государственной безопасности событие получило меткое название «мордой в снег».

«Я убедил Ельцина, что необходимо узаконить деятельность всех этих ребят с оружием, — вспоминает Коржаков. — Идею приняли "на ура" все губернаторы. Им тоже совсем не хотелось, чтобы чей-нибудь телохранитель в один прекрасный момент психанул и кого-нибудь застрелил. Мы оформили всех телохранителей в ФСО, периодически вызывали их на учебу. Помимо того, что теперь все они стали работать легитимно, у нас появилась возможность следить за тем, что происходит в окружении глав регионов».

Так с лета 1996 года началась история ФСО. Только дальнейшее ее развитие шло уже без Александра Коржакова. Во время президентских выборов 1996 года в результате спецоперации СБП по определению руководства СБП «носильщики» Лисовский и Евстафьев были задержаны при выходе из Белого дома с полумиллионом долларов в коробке из-под ксерокса.

Чтобы замять это неприглядный факт, олигархическое окружение президента пустило слухи, что якобы Коржаков метит на место Ельцина и что у него рейтинг больше президентского. В случае же, если задержанных не отпустят, они угрожали раскрыть правду о том, что кампания Ельцина проводится на американские деньги. Коржакова со скандалом уволили, затем уволили и его заместителя Георгия Рогозина, а Борис Ратников через некоторое время уехал работать в Белоруссию. После этого, по словам наших героев, мешать безудержной «прихватизации» в  ельцинской ФСО стало уже некому.

Пост Александра Коржакова принял адъютант президента России Анатолий Леонидович Кузнецов и занимал его вплоть до 2000 года. После отставки Бориса Ельцина Анатолий Леонидович в соответствии с текущим законодательством продолжил работу с семьей первого президента России, обеспечивая безопасность Наины Ельциной и после смерти ее супруга.

В работе с личным составом профильной структуры, по мнению Александра Коржакова, с начала 2000-х годов преемственность в славной цепи профессиональных традиций стала неявной.

«После нас пришли люди, которые не имели представления о работе в охране, считает Александр Васильевич. Ни опыта, ни образования. Надо, чтобы человек сначала отслужил в армии, получил там хоть какой-то опыт охраны ворот, складов, то есть получил опыт постовой работы, отработал профессиональные навыки часового.  Кто не прошел службу от рядового, а сразу стал генералом, никогда этого не поймет. Он будет ставить своим подчиненным задачи, но не сможет проверить их исполнение».

Впрочем, вполне возможно, что здесь в Александре Коржакове говорит некоторая доля обиды за несправедливое увольнение. Ведь нет оснований утверждать, что нынешняя ФСО не справляется со своей работой.

«Да, они обеспечивают спокойствие, отвечает Коржаков, но делают это все больше по принципу "не пущать". Типичный пример такой работы пустые улицы во время инаугурации Путина в мае 2012 года. А надо не "не пущать", а предотвращать».

«С нынешними сотрудниками ФСО и их работой я не знаком, говорит Борис Ратников. Нам туда путь заказан».

Как бы то ни было, главный арбитр в вопросах оценки работы любых охранных служб — это, видимо, время. Кому удалось предотвратить все возможные угрозы, тот и победитель, а победителей, как известно, не судят.

Так уж устроены любые спецслужбы — подробная информация об их работе может быть обнародована только по истечении срока давности, да и то далеко не всегда… Как говорили в одном популярном фильме: «Первое правило Бойцовского клуба — никому не рассказывай о Бойцовском клубе».

В самом деле, при Сталине никому не пришло бы в голову посвящать широкую общественность в подробности работы Николая Власика и его подчиненных. При Брежневе такой же тайной была покрыта деятельность службы Александра Рябенко, Владимир Медведев опубликовал свои воспоминания уже после ухода Горбачева с поста президента, и эту цепочку можно продолжать.

Пока время не пришло, общественности остается по большей части строить догадки относительно внутренней «кухни» охраны первых лиц. Более того, применительно к охране вполне верна пословица «Отсутствие новостей — лучшая новость». Но когда-нибудь, наверное, мы сможем ознакомиться и с воспоминаниями нынешних сотрудников Федеральной службы охраны. И узнаем для себя много интересного. А пока будем надеяться, что ФСО РФ и дальше будет успешно обеспечивать безопасность вверенных ей охраняемых, а значит, и России в целом.

Хотелось бы также, чтобы многолетние традиции российской охраны и дальше сохранялись в веках. И чтобы ее история, в которой столь много примеров настоящего мужества, самоотверженности и верности, никогда не была забыта, а ее роль мирового лидера в этой специфической сфере не была утрачена.

Источник новости

Опубликовано: 19.12.15 16:38 | Просмотров: 1142 | [ + ]   [ - ]   |
загрузка...
Рекомендуем
© 2019 При перепечатке или копировании материалов активная ссылка на PostHunt.Net обязательна! Администрация может не разделять точку зрения авторов статей и ответственности за содержание материалов не несет. Яндекс.Метрика