PostHunt.net

Интересное
Loading...

Крепче стали. Часть IV

Крепче стали. Часть IV

В 1938 году, после заявления Троцкого о необходимости убийства Сталина с целью победы над СССР возникла задача не просто усилить охрану, но и вывести ее на качественно новый уровень. Николай Власик начал выстраивать эту систему под конкретные задачи. Естественно, что в этом случае его рекомендации и требования руководством НКВД воспринимались весьма серьезно. Его опыт и знание особенностей работы с охраняемым лицом сомнений не вызывали.

Можно смело сказать, что все, что требовалось, было предоставлено. Но понятие «все» на бумагу не положишь. Нужны были и обоснования, и расчеты, и штабные навыки составления и ведения служебной документации. Под слова партия денег не давала, они выделялись под конкретные требования. Как отмечает президент Национальной ассоциации телохранителей (НАСТ) России Дмитрий Фонарев, главной заслугой Власика было то, что именно при нем в организацию охраны был заложен продуманный системный подход, который послужил тем самым нерушимым фундаментом для современных профильных решений.

При разработке документов Николай Власик и его подчиненные исходили из богатейшего личного опыта, профессионального мастерства и элементарных требований жизни. Подсчитали, какая материальная база требуется: сколько машин и инвентаря нужно, какое количество людей должно сопровождать Сталина и других охраняемых лиц. Как показала история, средств на такую важную «для себя» задачу партия не пожалела.

Одним из оригинальных оперативных решений Николая Сидоровича было использование для передвижения Иосифа Виссарионовича нескольких одинаковых машин, чтобы никто не смог узнать, в какой именно находится охраняемое лицо. Так Сталина перевозили через Арбат по Можайскому шоссе на «ближнюю дачу». Этот оперативный прием и сегодня применяется в охране, и не только первых лиц государства.

Еще одно масштабное решение Власика, касавшееся охраны трассы проезда Сталина, тоже вошло в профессиональную науку. Во-первых, все «ненадежные семьи и лица» были выселены из прилегающих к трассе домов, а их квартиры заняли «надежные семьи», как правило, из чекистских и партийных рядов. Во-вторых, когда осуществлялся проезд Сталина по трассе, в обеспечении безопасности этого оперативного мероприятия было задействовано такое количество сотрудников, что при необходимости (по тревоге) они могли взяться за руки… по обеим сторонам трассы.

Не обошлось и без структурных изменений. Для подготовки кадрового резерва в 1938–1940 гг. в Ногинском районе (современная Купавна) был создан учебный центр и военный лагерь, который существует и поныне. 20 января 1939 года было утверждено положение о коменданте Московского Кремля — эта должность тоже сохранилась до сих пор.

К началу 1940-х годов советская система охраны первых лиц уже сформировалась. Накануне войны, после разделения решением Политбюро ЦК ВКП(б) НКВД СССР на два самостоятельных органа (НКВД и НКГБ) 26 февраля 1941 года был издан приказ вновь образованного НКГБ СССР «Об организации управлений и отделов Наркомата государственной безопасности и назначении руководящего состава этих управлений и отделов». Николай Власик по должности возглавил 1-й отдел НКГБ. Говоря современным языком, «первая версия» НКГБ просуществовала менее полугода: в июле 1941-го наркоматы госбезопасности и внутренних дел вновь объединили в НКВД.

В первые месяцы войны Николай Сидорович отвечал за подготовку возможной эвакуации руководства партии и правительства, членов дипломатического корпуса и наркоматов. Главное управление охраны подбирало в Куйбышеве рабочие помещения и квартиры для правительства, обеспечивало транспорт и связь, налаживало снабжение. За эвакуацию тела Ленина в Тюмень и его охрану тоже отвечал он. Когда Сталин узнал, что Николай Власик отправил его библиотеку в Куйбышев, он с твердой уверенностью сказал: «Напрасно ты это сделал, Москву мы никогда не отдадим».

Накануне парада 7 ноября 1941 года начальник охраны Сталина с вверенным ему управлением обеспечивал безопасность на торжественном собрании, состоявшемся на станции метро «Маяковская». Там произошел интересный эпизод, который Власик описал в своих воспоминаниях:

«Спускаясь по эскалатору на торжественное заседание, т. Сталин посмотрел на меня, я был одет в бекешу и папаху, и сказал: «Вот у тебя на папахе звезда, а у меня ее нет. Все-таки, знаешь, неудобно, главнокомандующий, а одет не по форме. А на фуражке даже нет звезды, ты уж достань мне, пожалуйста, звезду». С докладом выступил т. Сталин. Закончил он свой доклад словами: "Наше дело правое — победа будет за нами". ...Когда т. Сталин уезжал домой после заседания, на его фуражке уже блестела красная пятиконечная звезда. В этой фуражке и в простой шинели без каких-либо знаков отличия он выступал на историческом параде 7 ноября 1941 года. Мне удалось его удачно сфотографировать, и эта фотография была распространена в большом количестве. Бойцы прикрепляли ее на танки и со словами: «За Родину! За Сталина!» — шли в ожесточенные атаки».

1-й отдел под руководством генерал-лейтенанта Власика обеспечивал безопасность руководителей при поездках по стране и выездах на фронты. Особенно ярко этот период описан в воспоминаниях Алексея Рыбина. 157 поездок охраняемых лиц на фронт и в прифронтовые районы. 68 — самолетами, 59 — поездами и 30 — автомобилями. 118 поездок по стране, 19 — за рубеж, 15 визитов глав иностранных делегаций в СССР. Всего в военный период было обеспечено более 800 охранных мероприятий.

Николай Власик (слева) и Климент Ворошилов возле мавзолея В.И.Ленина. Конец 1920-х—начало 1930 годов. Изображение: wikipedia.org

После того как наступил коренной перелом в ходе войны, 14 апреля 1943 года НКГБ был снова отделен от НКВД. 11 мая Николай Власик возглавил 6-е управление по охране руководящих кадров партии и правительства вновь созданного НКГБ. У органов госбезопасности, как стали называть чекистов, возникли другие задачи, которые они профессионально решали. Так, в сентябре 1944 года в Смоленской области именно органами госбезопасности была задержана террористическая группа Таврина — Шиловой, которая была направлена гитлеровцами в тыл Красной армии с фанатичной целью… уничтожить Сталина.

Разносторонняя личность

Выше уже упоминалось, что в 1941 году Власик удачно сфотографировал Сталина. Это было не единичным эпизодом: Николай Сидорович горячо увлекался фотографией, и его увлечение пригождалось в самых разных ситуациях. Например, на всех трех знаменитых конференциях «большой тройки» в Тегеране, Ялте и Потсдаме. Там он не только блестяще организовал охрану, но и отлично отработал в качестве фотокорреспондента. На всех мероприятиях Власик, как и положено, был рядом со Сталиным, а в особо важные исторические моменты пускал в дело свой верный фотоаппарат. Отснятые им кадры потом попадали в центральные газеты, и их видели тысячи людей в разных странах.

Накануне Тегеранской конференции Николай Сидорович докладывал в Москву, что оборудовал 62 виллы и двухэтажный особняк для товарища Сталина из 15 комнат. Создал узел связи, запасы дичи, живности, гастрономических, бакалейных продуктов. Поставил под ружье 7 полков армейского и 1500 человек «оперативного состава». Схема охраны представляла три кольца постов различного назначения. Тегеран был наполнен немецкими разведчиками и их агентами, но им не удалось «разорвать» это тройное кольцо. Знаменитый диверсант фюрера Отто Скорцени безуспешно пытался выкрасть Рузвельта: президент США находился под надежнейшей защитой НКГБ СССР. За Тегеран и Потсдам Николай Сидорович получил по ордену Ленина, за Ялту — орден Кутузова I степени.

Интересно, что, когда Сталин выезжал на фронт, Берия запретил Власику сопровождать его из соображений конспирации. В ближнем окружении считалось, что если Власик в Москве, то там же находится и Сталин.

Известно, что гитлеровцы, которые пришли к власти позже Сталина, смотрели на советскую службу охраны руководителей страны как на образец для создания собственной. Взятый в плен 2 мая 1945 года бессменный (с 1933 года) начальник охраны Гитлера Ганс Раттенхубер рассказал на допросе, как она была устроена. Оказалось, что немцы практически один в один скопировали сталинскую систему охраны, созданную Николаем Власиком. В системе совпадало все до мелочей, от организации сопровождения первого лица в пешем и моторизованном порядке, при посещении массовых мероприятий до системы допуска, питания, оперативного обеспечения и т.д. и т.п.

В марте 1946 года НКГБ СССР был преобразован в МГБ. Через месяц на основе 6-го управления в МГБ СССР было создано два управления охраны — №1 и №2. Первое отвечало за личную охрану Сталина, второе обеспечивало безопасность других советских руководителей и закрепленных за ним охраняемых объектов. 25 декабря 1946 года оба управления охраны, а также управление коменданта Московского Кремля (УКМК) были объединены в Главное управление охраны (ГУО) МГБ СССР, которое возглавил Николай Власик.

Когда в 1947 году решением ЦК ВКП(б) были выделены средства на строительство и реконструкцию государственных дач в Крыму, Сочи, Гаграх, Сухуми, Цхалтубо, Боржоми, на озере Рица и в Подмосковье, отвечать за все это тоже было поручено Николаю Сидоровичу.

С 1947 по 1951 год под его руководством ГУО обеспечило безопасность целого ряда массовых мероприятий. Среди них были парады и демонстрации на Красной площади, физкультурные парады на стадионе «Динамо», авиационные праздники в Тушино, а также отдельные мероприятия на промышленных и сельскохозяйственных предприятиях, в учреждениях культуры. Особой сложностью при проведении отличались: Международная конференция министров иностранных дел (март – апрель 1947 г.), празднование 800-летия Москвы (сентябрь 1947 г.), 70-летний юбилей Сталина (декабрь 1949 г.), подготовка объектов к проведению отпусков И.В. Сталина и т.д.

За этот период были успешно проведены многие поездки охраняемых лиц по стране и за границу, обеспечивалась безопасность иностранных делегаций во время пребывания в Советском Союзе.

Неплохой послужной список для «малограмотного», таким и не всякий «грамотный» похвастаться может…

Помимо недюжинной смекалки Николай Власик обладал огромной физической силой. В связи с этим рассказывали характерный эпизод. Однажды молодой оперативник госбезопасности увидел Николая Сидоровича на одной из московских улиц. Оперативник заметил, что возле начальника ГУО крутится подозрительный тип, похожий на карманника, и решил предупредить его. На свою беду в этот момент вор уже запустил руку в карман начальника личной охраны Сталина, а тот вдруг положил свою мощную пятерню на пальто поверх кармана и сжал кисть воришки так, что раздался треск ломавшихся костей. Молодой опер хотел было задержать побелевшего от боли карманника, но Николай Сидорович подмигнул ему, отрицательно покачал головой и сказал: «Сажать не надо, больше он воровать не сможет».

Источник новости

Опубликовано: 12.11.15 12:10 | Просмотров: 1129 | [ + ]   [ - ]   |
загрузка...
Рекомендуем
© 2018 При перепечатке или копировании материалов активная ссылка на PostHunt.Net обязательна! Администрация может не разделять точку зрения авторов статей и ответственности за содержание материалов не несет. Яндекс.Метрика